История Азерота: часть II - Форум

Сайт гильдии DEATH ZONE

Вторник, 06.12.2016, 20:55
Приветствую Вас Гость
Главная

Регистрация

Вход

RSS


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » World of Warcraft » История Азерота » История Азерота: часть II
История Азерота: часть II
aKaCoolДата: Пятница, 30.05.2008, 03:09 | Сообщение # 1
Проверенный
Группа: Администраторы
Сообщений: 44
Репутация: 2
Статус: Offline
Создатели Азерота беспечно оставили в молодом мире источник абсолютной магии — Колодец Вечности. В поисках энергии для себя и для своего Пылающего Легиона колодец пытается захватить бронзовый робот Саргерас — тунеядец, хулиган и пироман. Он втерся в доверие к королеве ночных эльфов Азшаре, злоупотребляющей неочищенной магией. Поверив его льстивым словам, королева открыла в колодце портал, через который в Азерот хлынули орды демонов-завоевателей.

Эльфы и драконы-стражи терпят поражение в неравном бою. Молодой ученый Мальфурион Стормрейдж, его подруга Тиранда и парнокопытный эколог Ценарий ищут способ остановить катастрофу.
_____________________________________________________________________________
Разрушение Колодца Вечности

— ...и сорвал торжественное открытие Дворца
Бракосочетания. Затем, на развалинах часовни...
— Простите, часовню... тоже я развалил?
— Нет, это было до вас — в четырнадцатом веке.

х/ф «Операция Ы»

...Мальфурион видел воочию исход боя на небесах. Он успел прыгнуть в траншею и уйти в тылы прежде, чем демоны завладели полем боя.

— Свет! Свет! Они ползут на свет! Колодец надо закрыть, иначе всем крышка! — шептал молодой ученый Ценарию и Тиранде. — Нам надо любой ценой прорваться во дворец Азшары и ликвидировать сам портал! Кстати, а где Иллидан? Он ведь только что был здесь!

Иллидан пробирался через развалины эльфийской столицы, разговаривая сам с собой:

— Колодец? Нет! Я не могу. Мы умрем без колодца! Мы превратимся в прах! Они отняли у нас Тиранду, но мы не дадим им отнять у нас нашу прелесть! Злые эльфы хотят уничтожить магию, но мы их остановим. Да-да, остановим!

Эльф поднял голову и увидел впереди изящные очертания дворца Азшары. Светились все окна — над открытием колодезного портала трудились десятки колдунов. Магическое зарево видел и Мальфурион.

— Я не сторож брату своему, но думаю, он рванул к колодцу, — сказал он. — Как удачно — нам почти по пути! Совершенно не понимаю, почему бы трем благородным донам не навестить Азшару?

Вечерело. Герои пробирались через развалины, собирая выживших эльфов Кальдорей в импровизированный отряд. То и дело всем приходилось падать ничком за обломки плит, когда над головой пролетал очередной демон-охотник. Прежде чем пересечь очередную улицу, нужно было убедиться, что из-за угла неожиданно не выйдет неповоротливый адский страж. Первым признаком его приближения был грохот цепей.

Трещали пожары, хохотали демоны. Откуда-то со стороны Колодца Вечности доносился сварливый лязгающий голос: «Вы меня знали с хорошей стороны, но теперь вы меня узнаете с плохой стороны! Я вас всех доведу до слез!»

Подходы к дворцу герои преодолели быстрыми перебежками. Яркие вспышки магической энергии то и дело освещали всю округу, но демонов рядом с дворцом не было. Дворец стоял цел и невредим. Всполохи магии из стрельчатых окон окрашивали двор во все цвета радуги.

На проходной группа охранников Квель-Дорей остановила отряд. Они несли свою вахту так, словно и не было вторжения. Ушастый начальник охраны с магоискателем подошел к Мальфуриону.

— Колющее, режущее, огнестрельное?

Мальфурион распахнул плащ, под которым на поясах аккуратно висели мечи, кинжалы и сабли.

— Мать... — только и успел сказать эльф, отлетая к стене.

Оставшиеся охранники дружно выпучили глаза. Ценарион перехватил лук, а Тиранда вынула из кармана волшебную палочку.

Шла последняя фаза операции «Троянский конь». Саргерас самонадеянно попытался забраться в еще не открытый полностью портал и теперь прочно в нем застрял. Архимонд, бормоча про себя ругательства, безуспешно пытался вытянуть робота назад за ноги. Робот брыкался и ругался.

— Все потому, что у кого-то очень узкие колодцы. Вы меня еще узнаете, — хрипел он.

«Нет, все потому, о великий, что кто-то слишком много ест!» — захотел ответить Архимонд, но промолчал. Не потому что это был очень вежливый демон, а потому, что роботы не едят в принципе.

Азшара и хоровод из магов Квель-Дорей постепенно и сосредоточенно повышали напряжение на входе портала. На их вытянутых руках трансформировалась энергия, на кончиках ушей танцевали огни святого Эльма. Внутри колодца шла управляемая реакция на рекордных гигаваттных мощностях. Проход для армии Пылающего Легиона и лично Саргераса постепенно расширялся внутри удерживающего его поля.


— Теперь-то я точно просигналю им «Мальфурион здесь». Наур ар адриат аммин!

Полыхнул огонь, и двери тронного зала разлетелись в щепы. Маги-портальщики и гвардейцы вздрогнули так дружно, как будто долго репетировали. Королева оглянулась через плечо: «Иллиданушка-то не соврал!» — подумала она, заряжая огненные шары на кончиках пальцев.

— Все! — крикнул Мальфурион. — Портала не будет, электричество кончилось! — и отряд ринулся в атаку.

«Их не трое, а намного больше». — Первые огненные шары, оставляя за собой дымные хвосты, полетели в штурмующих зал эльфов. — «Удержать портал будет трудно. Но придется. Остановить реакцию уже нельзя».

В зале кипела схватка. Маги Квель-Дорей из последних сил держали контроль над порталом, в котором извивался и орал благим матом Саргерас. Нападающие пытались пробиться через строй личной гвардии королевы, но атака за атакой захлебывались.

Увлекшись прицельным метанием огненных шаров, королева едва успела увернуться от меча подкравшейся сзади Тиранды. Подоспевшие телохранители отвлекли эльфийку на себя и успели нанести ей несколько ударов, прежде чем пали сами. Когда Тиранда присела на ступеньку и достала бинты из аптечки, Мальфурион понял, что план «а» не сработал. Кальдорей усилили напор — телохранители и гвардия сгрудились вокруг магов-портальщиков. Королева осталась в одиночестве. Ученый обнажил меч и быстро пошел к ней через весь тронный зал.

— Тебе не стоило приходить сюда, Мальфурион Стормрейдж, — сказала королева Азшара, вынимая меч. — Ты стал слаб.

— Даже если ты убьешь меня, я стану намного сильнее, чем ты можешь себе представить, — спокойно ответил ученый. Два смертельных врага скрестили оружие.

В этот самый момент, пока внутри и снаружи дворца бушевало сражение, к краю колодца подползал Иллидан. «Ни демонсы, ни эльфсы не отнимут у нас нашу прелесть!» — прошептал он и погрузил в жидкую магию личную фляжку. — «Магия останется со мной, что бы ни случилось! Грядущие поколения меня поймут-с».

Паникующие колдуны в тронном зале из последних сил удерживали термоядерную реакцию в колодце. Несмотря на все усилия, нестабильность силового поля нарастала. Стормрейдж и королева плясали, размахивая мечами, в опасной близости от питающих портал силовых линий. Королева непрерывно метала в ученого цветочные горшки и вазы. Координатор магов-портальщиков оглянулся и схватился за голову:

— О, боже! Что он делает?! Кретино! (дальше следует непереводимая игра слов с использованием квель-дорейских идиоматических выражений).

Он рванулся наперехват, но не успел ничего сделать. Мальфурион все же врезался спиной в толпу магов, которые махнули руками. Магическое поле вокруг портала схлопнулось.

Бесшумный белый свет заполнил весь мир. И праведные, и неправедные были преданы этому святому огню.



— Замуровали, демоны!

Где-то очень далеко от Азерота в дальнем уголке космоса Саргерас стоял и молча смотрел на темное звездное небо — туда, где только что раскрылись врата к источнику бесконечной магии. Рядом с ним, сложив руки за спиной, с непроницаемым выражением лица стоял Архимонд.

Демоны рангом поменьше начали переглядываться за спиной своего повелителя, пытаясь угадать, кто оплошал и на кого падет высочайший гнев.

Но Саргерас, так ничего и не сказав, развернулся и пошел прочь.

Три Великих дракона, которые в этот момент зализывали раны далеко от поверхности Калимдора, обернулись на вспышку. Они увидели, как в центре континента на месте колодца ярче тысячи солнц загорелся ослепительный белый шар. Невидимая сила, заключенная в быстро расширяющийся круг, уничтожала один за другим города, сжигала леса, стирала с неба облака. Через минуту над тем, что было раньше колодцем, стало подниматься гигантское грибовидное облако.

Корчился и сотрясался весь мир до самого основания. Вспархивали с земли драконы. Раскачивались на цепях Древние Боги, заключенные в свои темницы. Центр Калимдора быстро опускался. Когда край земли оказался ниже уровня моря, океан хлынул в яму небывалым цунами. В воду погрузилось четыре пятых всего континента. От того мира, который так долго и кропотливо создавали роботы-титаны, на поверхности остались лишь два крупных участка суши — один на востоке, другой на западе.

На том месте, где когда-то гордо вздымались шпили эльфийской столицы, там, где блестел белой магией Колодец Вечности, забурлил колоссальный водоворот Маэльстром. Огромный вихрь оказался наполнен хаосом энергии всех четырех взаимодействий. Маэльстром остался здесь до скончания времен как напоминание о том, к чему может привести неосторожное обращение с энергией магического распада. И с тех самых пор оставшиеся жители мира при случае так и выражаются: «Чтоб тебе в Маэльстром провалиться!»

В последний момент перед взрывом королева Азшара защитила себя и дворец магическим полем. Щит оградил эльфов от излучения, но когда пришла большая волна, он не дал им выплыть на поверхность. Большая часть Квель-Дорей оказалась в западне на дне океана.

Перед Азшарой и ее придворными стояла простая альтернатива — погибнуть или приспособиться. Высшие эльфы выбрали жизнь; через несколько поколений Квель-Дорей уже могли похвастаться чешуей, плавниками и длинными змеиными хвостами. Преобразившись и забыв о жизни на суше, они назвали себя народом нага, а свою новую столицу — Наджатар. Нага не покажутся у берегов новых континентов еще десять тысяч лет.

Прежний мир ушел в небытие.
_____________________________________________________________________________
Гора Хиджал и дар Иллидана


Через десять минут на советский берег вышел
странный человек без шапки и в одном сапоге.
Ни к кому не обращаясь, он громко сказал:
— Не надо оваций! Графа Монте-Кристо из меня не вышло.
Придется переквалифицироваться в управдомы.

И. Ильф, Е. Петров, «Золотой теленок»

— Вон наш ученый плывет на доске.

— А чего не шевелится? Сдох он, что ли?

— Нет, живые они. Вишь, глазами лупают.

«Это я живой», — подумал Мальфурион. — «Это я глазами лупаю».

«М-да, как-то все нехорошо получилось, — размышлял Стормрейдж, выгребая на доске из водоворота. — И перед ребятами неудобно».

За ним плыли Ценарий с притихшей Тирандой. Кентавр умел плавать, но плохо и недалеко, так что все три героя, отловив несколько бревен, сколотили плот. На нем после недолгих споров они поплыли вслед за солнцем на запад. Постепенно к ним присоединялись выжившие эльфы всех разновидностей, и вскоре одинокий плот обзавелся целой флотилией в кильватере.

Кальдореи молчали и мрачно поглядывали на Стормрейджа. Они побили бы его, если бы к ним по пути не прибились несколько высших эльфов, также выгребающих на запад. Били их, оставив Мальфуриона в покое.

Демонов не было видно. Ликвидация портала не пошла им на пользу, но почему-то осознание этого не приносило особой радости. Оказавшись в дивном новом водном мире, привыкшие к лесам эльфы чувствовали себя очень неуютно.

На сороковой день плавания Мальфурион выпустил голубя и обнаружил землю. Святая гора Хиджал торчала над водной гладью как обещание избавления от морской болезни и рыбной диеты.

Но после того, как не по своей вине ставшие моряками эльфы вывалились на берег, сюрпризы не закончились. В поисках пресной воды эльфы забрались на вершину горы и вскоре обнаружили там маленькое тихое озерцо.

Все бы ничего, но оно было заражено магией. Это был новый Колодец Вечности.

— Очень хорошо! Замечательно! — сказал Мальфурион, присев на камень. — Мы угробили весь мир, чтобы уничтожить колодец. Мы плыли тысячи километров. И что увидели, доплыв до земли? Новый волшебный водоем. Тут точно не обошлось без моего дурного братца. — Мальфурион подобрал фляжку. — Это его. Начинаем прочесывать лес, он не мог далеко уйти.

Неизвестно, как Иллидан добрался до Хиджалы раньше всех остальных. Он вылил содержимое своей фляги в озеро. И он был очень удивлен, когда его взяли под белы ручки, выволокли из дальней пещеры и привели к Стормрейджу.



— Вот. Жил в пещере, ловил рыбу, кусался при задержании, — сообщил начальник группы захвата.

— Ну и зараза же ты, родной... — грустно сказал Иллидану брат.

— Он хуже. Он просто кю!

— Ты нарушил закон джунглей!

— Верите ли, мессир, — начал Иллидан и принялся длинно и косноязычно оправдываться, притом все время врал. Выходило так, что он лично спас магию от полного уничтожения для будущих поколений.

— Исключительно в целях недопущения, — непонятно добавил он и сглотнул.

— Знаешь, что ты сделал? Ты прибавил нам неприятностей на десять тысяч лет вперед. Прекратим эту бесполезную дискуссию. Отдай умклайдет. Никаких больше дискотек: только балет и керамика, — заключил Мальфурион.

Он подозвал Ценария, и вместе они выкопали для беспокойного братца зиндан. Магические цепи сковали Иллидана по рукам и ногам, и был ему дан пожизненный срок (с учетом эльфийской продолжительности жизни — практически вечный). Но какая же тюрьма без стражи? На должность вечного часового никто из эльфов не рвался — крайнего выбирали жребием. Не повезло Майеву Шэдоусонгу — он заступил на пост.

Долго эльфы сидели вокруг озера. Выступал Мальфурион, стараясь игнорировать вопли Иллидана («Сижу за решеткой в темнице сырой!»).

— Поймите меня правильно, братья. Я, конечно, могу уничтожить и этот колодец. Благо у нас с Ценарием в этом деле большой опыт. Но я сильно сомневаюсь, что Азерот не превратится в Атлантиду после второго такого же взрыва. Так что пусть колодец будет. («Свободу попугаям! Сво-бо-ду! По-пу-га-ям!») Знаю, вы уже не представляете жизни без магии. Но есть хорошая альтернатива, о которой вам лучше расскажет мой четвероногий друг.

— Мы будем друидами, — сказал Ценарий, покосившись на эльфа. — Будем растить деревья, лечить землю и водить хороводы. Хорошо заживем!

И ночные эльфы стали друидами.
_____________________________________________________________________________
Мировое Древо и Изумрудный Сон
Кабы реки и озера
Слить бы в озеро одно,
А из всех деревьев бора
Сделать дерево одно...

С. Маршак, «Если бы да кабы»



— А теперь посмотрите налево. Перед вами восхитительно раздолбанный архитектурный ансамбль! — группа остановилась перед развалинами одного из храмов Элуны. — Ты, ты и ты, готовьте доски для лесов, а вы разбирайте завалы. Камни нам еще пригодятся.

Эльфийские команды отстраивали город у подножья Хиджалы. В ход шло все — выброшенные на берег деревья, обломки зданий, энты-добровольцы.

— Драконы летят! Воздух! — раздался крик.

«Кажется, это из другой сказки», — подумал Мальфурион, но наверх посмотрел. Всем своим видом выражая вину и соболезнования, возвращались побитые драконы. — «Один крокодил. Два крокодила. Три крокодила...»

Это были Великие Драконы. Над стройкой парили красная Алекстраза, Изера (зеленая и очень заспанная) и бронзовый Ноздорму. Мальфурион, прикрыв лицо ладонью от солнца, молча следил за ящерами.

— Извините, у вас можно приземлиться?

— Чего?

— Чего, чего... Посадку давай!

Стормрейдж как архидруид от имени всей коммуны вышел к драконам с хлебом-солью. В другой день он бы с удовольствием напомнил им о былом и о том, насколько, по его мнению, успешно драконы справились с защитой Азерота от вторжения... Но именно сегодня он как раз получил новый уровень, и у него было хорошее настроение. Вкратце он описал ситуацию: есть колодец — есть проблемы. Нет колодца — нет Азерота. На запах магии снова могут прийти армии демонов. Иллидан требует адвоката и грозится голодовкой. Что делать?

Драконы посовещались и предложили свою помощь.

Друиды и драконы обсудили все возможности, согласовали фазы операции под кодовым названием «Зеленый шум» и приступили к делу. Сначала Алекстраза затолкала в заколдованное озерцо маленький желудь. Питаясь чистой магией, желудь быстро вымахал в дерево невиданных размеров — Нордрассил, «Корона небес». Корни его проросли по всей горе Хиджал, а верхние ветви залезали в стратосферу. Так, объединив в себе магию и учение друидов, Мировое Древо стало медленно залечивать раны, нанесенные флоре Азерота.

Ноздорму, Вечно Опаздывающий, зачаровал Нордрассил, зациклив время: «Пока древо существует, ночные эльфы не будут стариться и болеть».

Третий дар эльфам преподнесла Изера. Зевая, она соединила Мировое Древо со своим «спальным» миром, Изумрудным Сном. Этот мир существовал в параллельном измерении и позволял Изере управлять миром растений. Все эльфы-друиды оказались связаны с Изумрудным Сном такой же прочной связью, получив в свое распоряжение мощную магию жизни.

Но одна драконша не могла справиться с трудной задачей восстановления мира. Ей должны были помочь сами эльфы. Друиды вырыли себе берлоги, готовясь лечь в анабиоз, чтобы вместе с Изерой путешествовать по ее магическому сну. Им предстояло нести свою сонную вахту несколько сотен лет.
_____________________________________________________________________________ Исход высших эльфов


— А я и в цари записаться могу. Да. Кто тут, к примеру,
в цари крайний? Никого?! Так я первый буду!..

м/ф «Падал прошлогодний снег»

Года складывались в столетия. Столетия — в тысячи лет. Мир постепенно излечивал свои раны. Живущие в лесу эльфы расселялись по обретенному заново континенту, открывая новые и новые границы. Они назвали свою новую родину Эшенвэйл, что в переводе с эльфийского означает «пепельная долина».

Беженцами с востока оказались не только Кальдореи. На грубо сколоченных катамаранах прибыли фурболги, люди-медведи. Предводителями у них был простодушный на вид гигант и щуплый одноглазый разбойник. Вцепившись в бревна, до Эшэнвэйла добрались кабанчики. Они ушли в леса и вскоре наполнили их радостным похрюкиванием.

Строгими часовыми над лесами стояли друиды. Казалось, теперь ничто не может нарушить мир и спокойствие в оживающем Азероте.

В дверь поскреблись условным знаком. Из маленького окошка выглянул подозрительный глаз.



— Предвестники зла воют в ночи, — сказал незнакомец, стряхивая капли дождя с остроконечных ушей.

— Человек приходит к морю, когда хочет искупаться, — ответили из-за двери.

— Люблю запах леса поутру, — ответил посетитель.

— Это запах возрождения.

— Истинно так, как стрела без наконечника.

— Старый барсук копается в корнях Нордрассиля.

— Эээ... Черный холм молчит в ночи? — переспросил посетитель с надеждой.

— Старый барсук.

— Может быть, герань в горшке?

— Нет, там точно барсук.

— Или зеленый огонь не даст сгореть луне?

— Зеленый огонь? Вы ошиблись дверью, тайное общество Квель-Дорей дальше по улице. Здесь — организация по защите прав диких фурболгов.

— Извините.

Окошко захлопнулось.

В темной комнатке горела свеча. Вокруг нее сгрудились эльфы. Один из них говорил хриплым голосом:

— Долго мы еще будем таиться, как мыши в корнях деревьев? Мне до смерти надоел Мальфурион! Хватит ему командовать. Я хочу пить из его колодца, я хочу...

— Заткнись. Твои уши всегда невысоко ценились, потому что между ними никогда не было мозгов.

— Но, Датремар, я...

— Замолчи, я сказал! Я буду говорить. Да, я не смог спровоцировать друидов, они не хотят пользоваться колодцем. Но эти дураки сами отказались от магии, они не осознают, чего лишились. Пока за нами следят, мы будем сидеть тихо. Потом, когда нам удастся проникнуть в их ряды, мы найдем способ воспользоваться энергией колодца. Мы освободим Иллидана. И, когда это случится, мы снова станем сильнее всех.

Эльфы шумно вздохнули. Им уже давно хотелось быть сильнее всех. Начался гомон, но все замолчали, когда от стены отделилась тень. Незнакомец подошел к столу, снял темные очки — во тьме загорелись глаза ночного эльфа.

— Именем Элуны, всем выйти из сумрака!

— Он живой и светится... Среди нас Кальдорей! Господа офицеры, нас предали!

— Руки вверх! Ваша песенка спета! — сказал Мальфурион. — Кого я вижу! Датремар, высшие эльфы, ха-ха! Замечательно. Вся компания в сборе — какая прелесть. Выношу вам последнее эльфийское предупреждение. Больше друиды этих комплотов не потерпят. За непослушание — смерть. Разойтись по домам!

Высшие эльфы не вняли предупреждениям. Вскоре они попытались устроить провокацию, закрутив над всем Эшенвэйлом магический ураган. Но организация в очередной раз провалилась, и все зачинщики предстали перед синклитом друидов.

— Я вам говорил, чтобы вы завязывали? — устало спросил их Мальфурион.

— Говорил.

— Говорил вам, что покараю смертью за заговоры против эльфизма-друидизма?

— Говорил.

— Вот и не жалуйтесь теперь.

Но до кровопролития не дошло — даже у разозленного до крайности Мальфуриона не было желания лить эльфийскую кровь. Воспитательные меры решили совместить с исследовательской экспедицией — и высшие эльфы официально были сосланы на восток.

Датремар и его сторонники построили огромный флот. Они радовались тому, что остались в живых и избавились от контроля со стороны своих консервативных собратьев. Друиды тоже были довольны — теперь вольнодумцы не будут ошиваться у корней Древа Жизни. Под радостные марши флот раскольников отплыл на восток — туда, где грохотал Маэльстром.

Долгие месяцы Квель-Дореи осторожно огибали стороной гибельный водоворот с севера. На восемьдесят первый день плаванья с клотика одного из кораблей раздался крик: «Земля!»

Эльфы на кораблях подхватили клич, радостно шамкая беззубыми ртами. На всех парусах корабли поспешили к вздымающимся на востоке горам. Когда названия прежних королевств окончательно забудутся, люди назовут этот берег Лордаероном.

— Во славу Элуны, королевы Азшары и всех Квель-Дорей, я нарекаю эту землю королевством Квель-Талас, — сказал Датремар и вонзил древко флага в песок. — А я, соответственно, буду королем.

Он не знал, что уже через несколько лет религия Элуны будет забыта. Высшие эльфы перестанут воспевать сумерки, поклоняясь солнцу и яркому дневному свету.

_____________________________________________________________________________
Стражи и Долгое Бдение


Совершенно необходимо, чтобы желудок был набит хвойными иголками,
если предстоит проспать целых три месяца подряд.

Туве Янсон, «Шляпа волшебника»

Квель-Дореи ушли, оставив ночных эльфов вариться в собственном соку. Друиды вздохнули с облегчением и начали готовиться к спячке. Напоследок вся древесная команда закатила прощальную вечеринку для друзей и близких.

Тиранда, первосвященница храма Элуны, предложила возлюбленному архидруиду Мальфуриону воспользоваться служебным положением и остаться с ней.

— Что ты забыл в этом Изумрудном Сне? А если снова придут демоны — а ты дрыхнешь.

— Не могу остаться. Я слово дал, понимаешь? Меня товарищи засмеют.

— Ты меня не любишь!

— Люблю. И скоро вернусь, не пройдет и сотни лет. Жди!

И стеклянный колпак анабиозной камеры начал медленно опускаться.

Оставшись без любимого, Тиранда не стала плакать и бесцельно бродить по лесам. Она знала — пока существует Колодец Вечности, мир в опасности. С уходом друидов у служительниц Элуны появилось много новых обязанностей. К одной из них Тиранда подошла со всей серьезностью.

Уже через несколько недель в леса Пепельной Долины вышли первые патрули женских отрядов, набранных из священниц. Это были Стражницы Тиранды — хорошо подготовленные отряды быстрого реагирования, приученные к ведению боя в лесах.

Стражницы постоянно держали связь с Ценарием. Он тоже не терял времени. Ценарий создал целую расу четвероногих кентавров и набрал из них собственную армию Хранителей Лесов. Застенчивые дриады, дочери старого кентавра, скакали на легких оленьих копытцах по лесам и вели постоянную разведку.

Задача по созданию вооруженных эльфийских сил была признана выполненной. Но Тиранда продолжала беспокоиться. Где-то там, за звездным небом, ей мерещился враг, который ждет реванша. Чем больше внимания она уделяла подготовке Стражниц, тем чаще ей снились кошмары. Вскоре чуть ли не каждую ночь она видела один и тот же сон: Пылающий Легион Саргераса обращает леса Калимдора в пепел.

До вторжения орков оставалось семь тысяч лет.

Продолжение следует.



 
Форум » World of Warcraft » История Азерота » История Азерота: часть II
Страница 1 из 11
Поиск: