История Азерота: часть IV - Форум

Сайт гильдии DEATH ZONE

Вторник, 06.12.2016, 20:50
Приветствую Вас Гость
Главная

Регистрация

Вход

RSS


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » World of Warcraft » История Азерота » История Азерота: часть IV
История Азерота: часть IV
aKaCoolДата: Суббота, 07.06.2008, 03:01 | Сообщение # 1
Проверенный
Группа: Администраторы
Сообщений: 44
Репутация: 2
Статус: Offline
Пока изгнанные из Калимдора эльфы вели тотальную войну с троллями — исконными жителями Лордаэрона, король Торадин собирал дикие племена людей под свои знамена. Он ловко использовал бедственное положение эльфов в своих грязных целях, согласившись на военную помощь только в обмен на магические технологии.

Объединенное войско людей и эльфов встретилось с армией троллей у гор Альтерак. Туземцы ничего не смогли противопоставить магическому огню, который обрушили на них люди.

_____________________________________________________________________________
Стражи Тирисфала
Мне только нужно отдать приказ, и тысячи волшебников... не станут меня слушаться. Или переспросят: «Что-что?», ну или начнут спорить.

Терри Пратчетт, «Дамы и господа»

Шипящие огненные шары еще сыпались с неба там и тут, но тролли уже не сопротивлялись. Отращивая утраченные конечности и опаленные шкуры, они уходили в леса, чтобы навсегда потерять земли предков.

— Люблю запах паленых троллей поутру! — изрек Торадин, рассматривая поле битвы в бинокль.

«Это побьеда», — зашептались междуплеменные военные атташе, а эльфийский посланник лучезарно улыбнулся Торадину:

— Взгляните на этот впечатляющий огненный ураган! Ваши маги под нашим мудрым руководством сотворили настоящее чудо. Сила сильна в них, если позволите так выразиться. Мы с вами выиграли вдвойне — эльфы получили жизненное пространство, а вы, арафийцы, теперь знаете основы магии.

Через несколько дней послы Квель-Таласа и люди подписали мирный договор. Эльфы принесли клятву верности и дружбы народу Аратора и роду короля Торадина, получив взамен весь северный Лордаэрон.

— Колдуйте во славу человеческо-эльфийской дружбы! — напутствовал юношей из гильдии ЧАВО эльфийский архимаг. — А если возникнут проблемы — не стесняйтесь, обращайтесь к нам, мы всегда поможем.

«Например, если вы вдруг ненароком призовете Саргераса и его Пылающий легион», — мрачно подумал он. Тем временем хор молодых магов затянул гимн гильдии: «Я надеваю волшебный плащ и волшебную шляпу...»

Наступил долгий мир. Эльфы постепенно расселялись по обестролленным серверным землям. Армии Аратора вернулись в Стром с победой. Торадин больше не отправлял солдат на покорение новых племен, справедливо опасаясь отхватить слишком много земли.

Торадин правил долго и счастливо. Стром рос и богател, молодые маги колдовали — и это было хорошо. Через много лет старый король умер. Его многочисленные наследники уже не так щепетильно относились к вопросу о принудительном расширении границ Аратора. Завоевательные походы начались снова.

Чтобы удлинить границу за счет очередного племени, достаточно было послать небольшой отряд, усиленный несколькими магами. Стоило боевым волшебникам демонстративно сжечь колдовским напалмом пару гектаров леса, как все племя уже неслось навстречу завоевателям с хлебом и солью. Драться с арафийцами не хотел никто, а посылать юношей в столицу изучать магию желали буквально все! Неудивительно, что очень скоро границы империи арафийцев распространились на весь южный Лордаэрон, а в гильдии магов появились новые лица. Новички не знали эльфийских наказов, не уважали традиции и считали, что учителя ограничивают их по пустой прихоти.

Куда делись прежние времена, когда магией занималась лишь сотня избранных? Пришла другая эпоха. Пьяные студиоузы незримых университетов шатались по улицам Строма и практиковали магию на всем подряд — от уличных собак до вывесок магазинов. В кабаках вместо торжественного: «Я надеваю...» раздавались фривольные песенки про магический посох.

Даже королевский дворец не был защищен от неприятностей. Слуги пытались использовать колдовство, чтобы облегчить свой труд. В очередной раз услышав в королевских покоях: «Ой, какой холосый половичок... был», старый король взбунтовался, собрал высших магов и объявил:

— Я, конечно, все понимаю — под вашим началом племя младое, незнакомое, им надобно учиться. Но вся столица уже стонет от ваших выходок, налогоплательщики ропщут. Вижу только один выход: организуйте обучение в другом месте, подальше отсюда. К примеру, можно основать магическую академию в северных землях. А вторую академию мы соорудим на противоположном конце Азерота... где-нибудь в конце земель... о чем это я?

— Мы подумаем над вашим предложением, — холодно отозвались маги. Но самые амбициозные в глубине души прыгали от радости, потому что обратная сторона изгнания — полная свобода и неограниченная власть.

Где водятся волшебники? Местом изгнания магических школ и библиотек стал город Даларан, выросший в горах к северо-западу от Строма. Даларан оказался первым независимым арафийским городом-государством и первым симптомом грядущего распада империи.

Сюда пришли сотни магов, колдунов, способных юношей и мудрых старцев. Как по мановению волшебной палочки, над Далараном поднялись остроконечные шпили, украшенные изумрудами. Впрочем, почему «как»? Архитектурой здесь заведовали маги, они вложили в башни Даларана не одно укрепляющее заклятье.

В городе поселились не только волшебники — кто-то должен был обеспечивать бесперебойную работу канализации, торговать хлебом и мести улицы. Самые терпеливые крестьяне, ремесленники и торговцы пришли в Даларан, чтобы ухватить свою долю от волшебных богатств. Ради «длинного золота» они готовы были терпеть все что угодно — и волшебные взрывы при неудачных алхимических опытах, и случайные превращения в овец.

А ошибки в экспериментах были частым делом — молодые маги желали поскорее освоить новые возможности чародейства и волшебства. Сотни амбициозных колдунов тренировались в высоковольтных заклинаниях. Очень скоро ткань реальности вокруг Даларана стала истончаться и прорываться. Древняя история с эльфами повторялась.

Все началось одним прекрасным утром. По улице Даларана бежал человек в волшебной шляпе. За ним гнался паукообразный демон. Судя по крикам преследуемого, это был самопрограммирующийся голем на тригенных куаторах с обратной связью, которые разладились, и... «Ой-ой, он меня сейчас расчленит!»

Десятку магов удалось загнать чудище в темный переулок и там совместными усилиями выгнать из реальности. Тогда еще никто не знал, что это запах магии привлек агентов Пылающего Легиона, которые когда-то были изгнаны из Колодца Вечности. Один за другим, там и тут, при мощных выбросах энергии демоны проникали в Даларан.

Одни чудовища были похожи на рогатых собак, другие напоминали ожившие груды булыжников. Поначалу обычные горожане ничего не подозревали — в газетах о странных пришельцах не было ни слова, и даже на первых полосах ежедневника «За передовую магию» публиковались лишь официальные статьи («Ударим огнешаром по отдельным недостаткам»). Волшебники, пытаясь разобраться в происходящем, скрывали от публики случаи проникновения демонов в город.

Однако когда по улице вдруг начала ходить большая крокодила (она зеленая была), сея панику, ужас и вред, даже среди крестьян поднялся ропот. Правящий в Даларане совет магократов насторожился: цепь странных появлений незваных гостей даже с натяжкой не походила на случайность. Каждый раз на борьбу с очередным демоном отправлялись сильнейшие маги, но раз за разом они натыкались на жесткое сопротивление — пришельцы из Искаженного нижнего мира легко парировали заклятья и с неприятным смехом растворялись в воздухе.

Маги стали ловить на себе косые взгляды. Крестьяне не хотели терпеть демонов, иерархи не могли ничего с ними поделать. Пошли слухи о революции. Магократы не стали дожидаться всплеска народного гнева; они вспомнили древние слова эльфийского архимага и отправили послов в Квель-Талас.

— Ну, вы дали стране угля! — сказал остроухий архимаг, выслушав посланников. Он нахмурился и глубоко задумался.

— Совсем плохо? — Послы имели бледный вид.

— Если бы все было совсем плохо, — рассудительно сказал архимаг, — я бы сейчас с вами тут не разговаривал. Однако любое промедление преступно. Я бы даже сказал, архипреступно!

Архимаг взял молоточек, разбил стекло с надписью: «Разбить в случае сами знаете чего» — и нажал на кнопку.

— Я только что объявил оранжевый уровень демонической угрозы, — пояснил он. — Сегодня же мы соберем комиссию, отправимся с вами в Даларан, и вы покажете нам своих... питомцев.

Тщательно обследовав Даларан, эльфы пришли в совет магократов и объявили:

— Две новости — хорошая и плохая. Плохая — это агенты очень злобного демона-завоевателя, ворочающего миллионными армиями, и очень скоро нам всем может стать очень кисло. Хорошая — масштабное вторжение нам пока не грозит, если вы урежете свои запросы по вольтажу.

— Мы сделаем все, что вы скажете, — произнес председатель. — Но объясните нам, что вообще происходит?

Эльфы не стали спорить. Они пригласили нескольких избранных магов в Квель-Талас в Совет Серебряной Луны.

— Мы расскажем вам все. Может, вы еще не знаете такой истины, но мы навсегда в ответе за тех, кого научили магии.

Остроухие рассказали магократам древнюю историю Калимдора — о Колодце Вечности, о пришествии Пылающего Легиона, об уничтожении колодца, об изгнании на Восточные Королевства и о вечной угрозе, что затаилась где-то там, за звездным покрывалом. Они объяснили, что магия притягивает Легион и, если люди не откажутся от магии, демоны так и будут приходить в Азерот как к себе домой.

Волшебники не могли отказаться от дела всей своей жизни. Но подвергать опасности города и селения Лордаэрона им тоже не хотелось — баррикады на улицах не способствуют сосредоточению.

После долгого размышления они предложили эльфам создать совместную тайную организацию. Спецслужбу, целью которой был бы отлов и истребление демонов, сумевших прорваться в Азерот.

Эльфы не возражали. Уже через несколько дней в секретном месте на Тирисфальских полянах был заключен договор, и первые тайные агенты получили задания.

— Мы — самая засекреченная организация в Лордаэроне! Наша цель — отслеживать и бороться с демоническими проявлениями на этих землях. Мы — ваша первая, последняя и единственная линия обороны. Мы работаем в тайне. Мы существуем в тени. Мы — Стражи Тирисфала! — Таков был девиз новой спецслужбы.

Ключевой фигурой в ней был лишь один человек во всей разветвленной сети — избранный Страж. Он получил неограниченные полномочия и огромные силы, предоставленные магами эльфов и людей. Энергия сотен колдунов, слитая в одном человеке, позволяла ему легко расправляться с любым демоном.

Всю жизнь Страж посвящал борьбе с демонами. Он охотился за ними на земле, боролся с ними в воде и гонялся за ними по небу. Он обладал небывалой силой и скоростью. Когда он размахивал мечом, клинок сливался в призрачный круг. Его волосы побелели. Он стал видеть в темноте.


— Видишь демона?

— Нет.

— И я не вижу. А он есть!..

Имени первого Стража история не сохранила. Когда он постарел, устал и не смог больше бороться с демонами, Совет Тирисфала избрал следующего Стража и передал все магические силы ему. А потом — следующему...

«Если что-то странное творится по соседству, кого мы позовем? Стражей Тирисфала!»

Шли годы, сменялись поколения. Стражи вели незримый бой с демонами, посещающими с недружественными визитами Аратор и Квель-Талас. Демоническая угроза была снижена до желтой. Человеческая империя росла и процветала.

До вторжения орков оставалось две с половиной тысячи лет.

_____________________________________________________________________________

Кузня — пробуждение гномов
Замок медленно пробуждался к жизни. В западном крыле кто-то стукнул ставнями и рассмеялся. Еще кто-то слабым голосом просил рассола из-под квашеной капусты.

А. Сапковский, «Что-то кончается, что-то начинается»

Злые языки утверждают, что эльфов боги создали из звездного света, людей — из солнечных лучей, а чтобы создать гномов, титану Хаз-Гороту хватило одного неосторожного движения зубилом.

На самом деле титаны, придавая форму миру Калимдора, создали совсем не гномов, а особую служебную расу подземных жителей — земных — с тем, чтобы те продолжали ухаживать за планетой, не появляясь на поверхности. Как морлоки, земные рыли ходы, строили дворцы, присматривали за полезными ископаемыми и знать не знали, что творится наверху. Наземные проблемы их не занимали — дикая это была раса и несимпатичная: вид сутулый, рост низкий, шерсть по всему телу и огромные челюсти, перекусывающие гранит.


Но когда был взорван Колодец Вечности, земных хорошо приложило. И это неудивительно — стонала вся планета! В панике подземные жители собрались в пещерах, где они когда-то были созданы, заперлись там и погрузились в оцепенение. Убежищем земным стали гигантские подземные чертоги, бывшие города титанов — Ульдуар, Ульдум, Ульдаман...

Подземные жители могли спать тысячи лет до скончания времен. Но что-то их разбудило. Ученые до сих пор выдвигают разные гипотезы о том, что бы это могло быть, — от изменения температурного режима пещер до заведенного на несколько тысяч лет будильника. Проснувшись, земные посмотрели друг на друга и ужаснулись. Они лишились бессмертия, и их прежний функциональный внешний вид ушел в прошлое: пялились друг на друга и хохотали обычные гномы — приземистые, носатые и бородатые.

Новая раса освободилась из рабства подземного царства. Гномы прокопали выход из Ульдамана и вышли на поверхность в горные районы срединных Восточных Королевств. Их приятно удивили небо и солнце, им понравился свежий воздух, но память о жизни в пещерах все еще была сильна. Неудивительно, что гномы при первой же возможности основали свой первый город в высочайшей горе с заснеженной вершиной.

Гномы назвали свои земли Хаз-Моданом («Гора Хаза») в честь своего создателя Хаз-Горота. Дойдя до самого сердца горы, они построили огромную кузницу. Вскоре вокруг нее вырос большой город, который гномы назвали просто и без изысков — Кузня. Гномы обрабатывали в своем городе камень и драгоценности, искали в горах богатства и ценные минералы, отливали кольца и жгучие радиоактивные камни. Ни люди, ни эльфы долгие века ничего не знали о новой расе.

До вторжения орков оставалось чуть больше тысячи лет.

_____________________________________________________________________________
Семь королевств
Город — страшная сила. А чем больше город, тем он сильнее. Он засасывает! Только сильный может выкарабкаться. Да и то...

х/ф «Брат»

Империя Аратора умирала. Стром по инерции оставался главным городом, но центробежные силы уже растаскивали единую страну на отдельные независимые полисы — Гильней, Альтерак, Куль-Тирас. Формально они оставались подчинены Строму, но новые обычаи, торговые пути постепенно отдаляли их от столицы.

Традиционным магическим городом, давно уже независимым, был, конечно, Даларан, управляемый Орденом Тирисфала. Магократы давно оправились от шока, вызванного известием о Пылающем Легионе. Волшебники секты Кирин-Тор занялись созданием каталога заклинаний, артефактов и магических предметов с тем, чтобы выпустить Энциклопедию магии. Полным ходом шла подготовка к изданию первого тома.

Города Гильней и Альтерак создали собственные мощные армии, которые отправились на юг исследовать земли Хаз-Модана. Они быстро наткнулись на город гномов. Две расы, встретившись, быстро поняли выгоды торговли. Гномы и люди заключили мир, стали торговать, обмениваться кузнечными и инженерными ноу-хау, вместе изучать военные технологии и историю Азерота.

Роль торгового города взял на себя Куль-Тирас, основанный на острове к югу от Лордаэрона. Вся его экономика была завязана на кораблях и рыболовстве, и очень скоро жители Куль-Тираса построили огромный торговый флот, объединивший дальние побережья.

По отдельности независимые города процветали, но империи от этого было уже не холодно и не жарко — Стром окончательно пришел в упадок. Обветшали стены, покосились ворота, в подвалах развелась нечисть. Жизнь ушла на периферию, а с ней ушли торговцы, крестьяне и ремесленники.

Даже знатные лорды Строма понемногу начали понимать, что у города нет будущего. Одни обратили внимание на дикие северные земли Лордаэрона. Другие захотели отправиться на юг через Хаз-Модан. Потомкам короля Торадина не нравились оба варианта — они яростно протестовали, пытались убеждать, уговаривать, угрожать — но уже ничего нельзя было сделать. Жажда странствий охватила и простых горожан.

Лорды Строма организовали исход и отправились на север на нетронутые земли Тирисфала. Далеко на севере, на берегу озера Лордамер они выстроили огромный город, который назвали бесхитростно — Лордаэрон, как и весь северный континент. В новый город среди дикой природы начали стекаться странники в поисках внутренней гармонии и безопасности.

Потомки арафийцев не захотели оставаться в опустевшем Строме и организовали «последний бросок на юг» — через Хаз-Модан. Не зная, что ждет их за горами, они долгие месяцы шли на юг, в земли, названные позже Азеротом. Их усилия были вознаграждены — за горами усталые путешественники открыли плодородную равнину. Здесь и был основан город Штормовой, который позже стал столицей огромного и сильного королевства.

А древний Стром опустел. Лишь немногие воины остались за его полуразрушенными стенами. Город уже не возродился, но упрямые стражи заселили опустевшие земли и назвали себя стромгард, что значит «Стражи Строма».

Империи Аратора больше не существовало. Города ушли на вольные хлеба, связи прерывались. Мечты короля Торадина о едином человечестве так и остались мечтами.

До вторжения орков оставалось восемьсот двадцать три года.

_____________________________________________________________________________
Эгвин и драконья охота
...иначе — memento more!

— Моментально!

— В море.

х/ф «Операция Ы»

Пока жители Строма обживали новые места и города Азерота росли и развивались под мирным небом, Стражи Тирисфала продолжали свое вечное бдение. Один за другим, в течение долгих столетий они гонялись за демонами по всему Лордаэрону.

Одной из последних Стражей была Эгвин, могучая воительница из рода людей (эльфов в Стражи вообще не принимали). Выиграв тендер у Ордена, она отнеслась к своей работе необычайно серьезно. Мантию Стража на плечи («Ух, бесовская одежа!»), верный меч в руках, бурлящая сила сотен магов в сердце — и ни один демон не мог противостоять Эгвин. Война с демонами — это не столько зрелищные бои, сколько бесконечные поиски, внимательная слежка и изнуряющее преследование в вечернем сумраке.

«Ко мне, упыри! Ко мне, вурдалаки!»

Кроме демонов, Эгвин в глубине души недолюбливала Совет Тирисфала, считая, что в нем заседают мужские шовинисты, старики, непримиримые ортодоксы и вообще неприятные граждане. «С какого перепугу я вообще им подчиняюсь? — часто спрашивала себя она. — Кто лучше знает, как ловить агентов Саргераса, — эти кабинетные крысы или я, опытный следопыт? Почему вообще эта охота продолжается сотни лет, и отчего нельзя закончить ее одним мощным ударом?»

Опасны такие мысли, на Темную сторону ведут они!

Постепенно нетерпение Эгвин стало проявляться в ее работе. Стражница перестала размышлять, при первой же возможности бросаясь в бой или в погоню. Совет Тирисфала видел, что Эгвин тяготится долгими разговорами и разъяснениями, — но никого лучше ее под рукой не было. Работа шла, демоны уничтожались по мере поступления — что еще нужно?

Воинское мастерство Эгвин росло с каждым годом, и одним прекрасным утром она вдруг почувствовала смутную тревогу: демоны все реже и реже стали появляться в Лордаэроне. Постепенно область встреч с демоническими агентами смещалась на север, в заснеженные земли Нортренда.

Быть может, там их гнездо? Нортренд стал новыми охотничьими угодьями Стража Тирисфала. Среди холодных горных вершин носилась Эгвин, истребляя демонов одного за другим: «В очередь, морровы дети, в очередь!» Очень скоро ей стали попадаться мертвые драконы. Это последние остатки былых драконьих армий, ушедших от смертных рас, — демоны преследовали крылатых ящеров и убивали их, высасывая магию.

«Птичку жалко», — подумала стражница и отправилась на поиски драконов.

Когда последние драконы встретили Эгвин, радости их не было предела. Вместе они навалились на демонические отряды, и удача сопутствовала им. Со Стражем драконам нечего было бояться, и в сражении ей не было равных. Бой закончился легкой победой. Но когда был изгнан из этого мира последний демон, случилось нечто страшное.

На Нортренд спустилась тьма, и пришедшая с севера буря взметнула снежные бураны. В небе над горами появилась огромная темная фигура. Эгвин забыла обо всем, потому что через мгновенье титан уже стоял перед ней. Это было невозможно, но это было! Дьявол — длинный, сухой, грозный! Саргерас, король демонов и властелин Пылающего Легиона, появился перед Стражницей и ощетинился адской магией.


— Время Тирисфала пришло к концу, моя дорогая! И мир скоро склонится перед мощью Пылающего Легиона.

— Не бывать этому никогда! Экспекто патронум!

Эгвин бросилась на него, вложив в бросок все, что у нее было. Мимо! Мир накренился, а Саргерас снова перед глазами. Эгвин бросилась снова и на этот раз смогла ударить мечом. Титан согнулся пополам и медленно повалился в снег.

Стражница подошла к лежащему гиганту, примериваясь, как ударить, чтобы покончить с ним сразу. И тогда Саргерас приоткрыл глаза и сипло произнес:

— Dumkopf! Rotznase!

Сначала Эгвин его не поняла. А потом забыла странные слова...

Храбрая Эгвин стояла над телом Саргераса:

— Возможно, я была несправедлива к покойному. Но был ли он нравственным демоном? Нет, он не был нравственным демоном. Это был бывший титан, тунеядец, хулиган и пироман. Все силы он положил, чтобы жить за счет Азерота. А общество не хотело, чтобы Саргерас Титанович жил за его счет. Вынести этого противоречия во взглядах он не мог, потому что имел вспыльчивый характер. И потом он умер. Все!

«А чтобы ты не ожил случайно, товарищ, мы тебя похороним по первому разряду», — подумала довольная Эгвин. Сгнившее тело Саргераса было спрятано в гробнице в древнем городе со странным названием Рулиа. По необычному стечению обстоятельств, этот город лежал глубоко на морском дне с тех давних пор, как погиб первый Колодец Вечности.

Самоуверенная стражница считала, что победила демона навеки и принесла мир в Азерот. Как она ошибалась! Все прошло по плану Саргераса — погибая в своей физической оболочке, король демонов сумел переместить свою душу в тело ослабленной боем Эгвин.

«Странно... в теле такая приятная гибкость образовалась». Воительница не знала, что уже несет в себе семя будущих войн и катастроф. На долгие годы Саргерас затаился в теле Эгвин, ожидая своего часа.

До вторжения орков оставалось двести тридцать лет.

Продолжение следует.


 
Форум » World of Warcraft » История Азерота » История Азерота: часть IV
Страница 1 из 11
Поиск: